Замки и замочных дел мастера

В XVIII—XIX веках в Павловском районе Нижегород-ской губернии помимо шкатулочных фантазийных замочков — объемных анималистических и плоских силуэтных в виде птиц и человечков, в гораздо больших количествах производились замки сугубо утилитарного назна­чения — дверные, сундучные, конные и другие. Среди самых расхожих дверных замков преобладали навесные (на­зывались часто «вислыми», «висячими»). Их производство было спецификой именно павловских мастеров, в отличие, к примеру, от туляков или пермяков, специализировавшихся преимущественно на изготовлении врезных замков. 


Русские мастера еще в XIII веке знали более восьми конструктивных вариантов навесных замков, но дошедшие до нас ранние замки отечественного производства относят­ся преимущественно к XVII веку. В то время заметно уве­личилось производство замочных «приборов», необходимых для новых гостиных дворов, торговых лавок, которые появились в результате развития рыночных отношений и роста городов. Обычное явление того времени — строи­тельство каким-нибудь купцом каменного склада с желез­ными дверьми и уж наверняка — с замками и засовами. Интересно, что первые металлические замки появились приблизительно в первом столетии нашей эры. Тогда же в Девнем Риме был сконструирован навесной замок с пру­жинным механизмом. Он просто захлопывался, а откры­вался поворотом ключа. Этот поворот ключа, в сущности, стал поворотом и в истории замочного производства: до сих пор ключи открывали замки путем вдавливания. Сами е замки были деревянными и костяными. Замки про­шлых столетий редко увидишь в салонах антиквариата на Арбате, скорее их встретишь на «развалах» бытовой утва­ри в Измайлово или среди инвентаря владельцев деревен­ских домов, преимущественно расположенных не в ста­ринных районах железоделательного производства, а в бывших оживленных торговых местах. Цены на замочную продукцию прошлых столетий колеблются от 5 до 100 долларов, в зависимости от типа замка, его распространен­ности, сохранности. Среди различных образцов кузнечно­го и слесарного дела XVII—XIX веков дверных, сундучных, шкатулочных, навесных, врезных, коробчатых, цилиндри­ческих, комбинационных и других замков большинство —«павловские» (так среди специалистов и коллекционеров называются замки, изготовленные в селе Павлове Нижего­родской губернии Горбатовского уезда). Кроме Павлова — крупного центра замочного дела — замки изготавливались в других районах Нижнего Новгорода, а также таких рос­сийских городах, как Устюжна-Железнопольская, Тихвин, Москва, Каргополь, в районах Каширы, Тулы, Уральского края, в частности, в Пермской губернии, где были сосре­доточены все виды промыслов по обработке металлов. В Холмогорах, к примеру, делали толь­ко нутряные замки — «гляздуны», то есть внутренние сундучные замки. Поскольку основным материалом для их изготовления служило железо, за­мочное дело процветало обычно там, где уже давно была налажена его об­работка, где могли производиться технологические операции, отражаю­щие свойства этого металла, — ков­ка, литье, штамповка, травление, на­сечка. Хотя известно, что пользова­лись и привозным с Запада полуфаб­рикатом железа — «укладом». Замки изготавливали как на заводах, так и в кустарно-ремесленных мастерских. В XVII веке на тульских и каширских металлургических заводах среди куз­нечных цехов — гвоздных, дощатых, подковных, колесных — был и замочно-дверной, а заводские кузнецы-замочники считались кузнецами «мелкого дела». 

Поражает типологическое разнообразие кустарной замковой продукции XVIII — первой половины XIX века. Наиболее ранние замки российского производства — так называемые «сничные» навесные и«секирные» врез­ные замки XVII века, выполненные в технике ковки. Эти подчеркнуто художественные изделия представляют осо­бую антикварную ценность, их стоимость — предмет от­дельного разговора, стартовая цена на секирный замок XVII века может быть не менее 1 000 долларов. 

«Секирные» замки получили свое название от слова «секира». Щиток такого замка, соединенный с механиз­мом клепкой, по форме напоминает секиру — старинное оружие в виде топора, только без длинной рукояти. По­добными замками закрывались двери церквей, городские ворота, дома богатых купцов. Они отличались особенной художественной орнаментацией в виде гравированных кружочков, зигзагов по периметру и просечных узоров по центру, под которые часто подкладывалась тонированная слюда оранжевого и светло-зеленого цвета. Секирные замки отделывали также железными накладными бляха­ми — «репьями» и прорезными на­кладками —«плащами“. Иногда весь замок красили в оранжевый или зеле­ный цвета. В домонгольской Руси по­добные замки не были известны. Мо­жет быть, в творчестве умельцев во­плотилось стремление русского челове­ка оградить себя от новых напастей: как бы подсознательно ставя двойную защиту, люди стремились закрывать свое жилище не на простой замок, а на замок воинственной формы, замок-“предупреждение». Такая типологии среди западноевропейских замков не встречается. Секирными замками пользовались до конца XVIII века, осо­бенно широко — в провинции: они есть во многих российских музеях. 

Известные с XV века «сничные» замки отличались от бытовавших раньше в течение пяти веков навесных прркинных замков лишь горизонтальным расположением коробки, внутри которой был механизм запора. Название «сничный» про­изошло от старорусского слова «сныч» — элемента запи­рающего устройства, сувальды. Плоскости железной ко­робки сничного замка украшались полосками железа, ху­дожественно свернутыми в зигзаги, кружочки, розетки, выкладывавшиеся мастером так, что, опираясь друг на др- -га, они уже создавали устойчивую систему, но для лучше­го качества скреплялись между собой медным припоем. Эту технику орнаментации, из-за ее схожести с ювелир­ной сканью, часто называют «кузнечной сканью». Ключ-.: от сничных замков делались четырехлопастными, со слож­ной бородкой — выступами. 

В XVI веке появляются небольшие висячие замки в ви­де шара, конуса, призмы с откидывающейся полукруглой дужкой. Не исключено, что эти формы были переняты v изделий западноевропейского производства, продававших-ся в торговых рядах Китай-города в Москве, в Новгороде, Твери и других городах. Замки, наряду с орркием, приво­зили из Германии, Австрии, Англии, Италии и Голландии. Известно, что запирающие устройства московских прика­зов были немецкого производства. 

Особенно много разнообразных замков делалось в. Л III веке. Интересны, например, комбинационные зам­ки, состоящие из насаженных на одну ось подвижных дис­ков с буквами или цифрами по их окрркности, правильно набранная комбинация которых была своеобразным «клю­чом» к такому замку. Впервые подобные изделия были со­зданы еще в XV веке мастерами немецкого города Нюрн­берг и просуществовали до нашего времени. 

Часто замки снабжали сложным механизмом с секретом, например, потайной ключевиной. Чтобы найти ее надо было отвести нужную пластину или нажать тайную кнопку. Применялись и ложные ключевины. 

Встречается много винтовых замков — горизонтальных и верти­кальных, различного назначения: конные, дверные, сундучные и др. Свое название они получили от фор­мы стержня (винтом) запирающего юс ключа. У винтовых ключей — лллнная, доходящая до кольцеобраз­ной головки нарезка, соответствую­щая внутренней нарезке замка. Что­бы открыть замок, надо ввинтить ключ до самой головки, а чтобы за­крыть — вывинтить. В Европе такие замки появились раньше, чем в Рос­сии, — еще в начале XV века. 

Со временем объем фабричной замочной продукции увеличивался. Но немалую роль продолжали иг­рать замочники-кустари, виртуозно видевшие техникой ковки и знав­шие премудрости слесарной работы. В России до XVIII века специальности слесаря не было, изготовлением замков занимались кузнецы. Кустари пользовались самыми простыми орудия­ми и инструментами. Обычный набор кузнечно-слесарной мастерской того времени состоял из молотков, наковален, клещей, набоек, зубил, слесарных тисков с верстаком, пил, рычажных ножниц, винтовальных дощечек, буравчиков, стамесок и др. К слову, некоторые орудия производства XIX века тоже могут представлять антикварный интерес. Иногда встречались самодельные токарные станки с руч­ным приводом. Мастерская, как правило, располагалась по месту жительства кустаря, и все работы производились членами его семьи, но были и такие мастерские, где при­менялся наемный труд. По данным за 1913 год, в Павло­ве насчитывалось 150 кустарных за­мочных мастерских, в которых тру­дились около 400 наемных рабочих. Со второй половины XIX века в одной кузнечно-слесарной мастер­ской, где раньше делался замок це­ликом — от начала и до конца, ста­ли производить лишь опиловку и сборку уже готовых кованых, штам­пованных или литых заготовок. У мастеров того времени можно про­следить более узкую специализацию. Например, ковкой дужек и пружин занимались ковали. На многих зам­ках того времени читаются не толь­ко фамилии отдельных мастеров — Ф.Безбрязгова, Ф.Пчелкина, Ф.Теле­това, М.Верина, Сусанина, но и мелких предпринимателей замочно­го дела — В.Цветова, И.Тюрина и других. Все они из Павлова. 

На замках Ивана Тюрина, в большинстве своем так называемых шведских (замок в форме коробки с двумя изогнутыми боковыми стен­ками), на стенки коробки напаива­лись первые буквы имени и фами­лии «И» «Т», а также цифры года производства — «1888», «1889», своеобразный «отголо­сок» «кузнечной скани» XVII века. На дужке замка фамилия выбивалась полностью — «ТЮРИНЪ». Замки этого мастера выглядят очень добротными, детально проработанными, опилованными, как замки фабричной выработки. 

Династию павловских замочников Цветовых возглав­лял Василий Цветов. В 80-е годы XIX века вместе с сы­ном Иваном он держал замочное заведение в Павлове на 15—20 человек, давал работу надомникам. Делали замки репчатые (определяющим в названии такого замка была его схожесть с репкой) и болтом (замок в форме болта) — для металлических магазинных штор. Репчатый замок с ключом состоял из 26 отдельных деталей. Перед пайкой части замка и ключа соединялись воском или специальной мастикой — смесью воска и канифоли, все стыки присыпали бурой и прокладывали тоненькими пластинками красной меди. Затем все обмазывали гли­ной, смешанной с мякиной, ко­торая препятствовала растрескиванию глины. Ключи к замкам тоже были литые или паяные. На выставке 1882 года в Москве В.Цветов получил почетный от­зыв, его внук Николай продол­жил семейное дело. 

Мастерская из 15—20 человек считалась крупным заведением, в основном же работали семьей или с тремя-четырьмя наемными рабочими, как, например, неболь­шое заведение Ф.Д.Пчелкина (1880года рождения, самостоя­тельно работал с 18 лет), в начале XX века специализировавшееся на изготовлении болтовых замков. Или мастерская с тремя наемны­ми рабочими Федора Александро­вича Безбрязгова, действовавшая в 1880—1890-е годы, где произво­дились замки навесные, пронуме­рованные и клейменые на дужке: «Федора Безбрязгова». В начале XX века Безбрязгов вступил в Павловскую артель. В ГИМе хранятся шесть замков этого мастера. 

К этому же времени относятся репчатые замки Федора Телетова, работавшего в селе Павлове в одиночку, клей­ма мастер ставил на дужке замка или на накладных латун­ных пластинах, украшавших коробку замка, называемых наушниками:«Ф.ТЕЛЕТОВЪ». 

Кустарь Семен Усанин унаследовал профессию за­мочника от отца, работал на рынок. Делал по три замка в день, в неделю зарабатывал до трех рублей, репчатые замки его производства — с клеймами: «СЕМЕНА УСАНИНА». 

Замочники сбывали свою продукцию скупщикам приходящим на рынок Павлова. Только изделия круп­ных фабрик отправлялись в Москву и другие города. Скупщики формировались из среды самих же кустаре наиболее предприимчивых. Они полностью подчиняла кустарей, предоставляя им кредиты, сырье и диктуя раз­ного рода условия труда и низкие расценки. Кустагь чтобы заработать 15 — 20 рублей в месяц, должен был стоять у тисков с 4 часов утра до 9 часов вечера. За год получал не более 180 рублей. Такое положение дел было характерно не только для Павлова, но и для других районов России. Объединение кустарей-замочников в ар­тели было единственным выходом из такого положена-Наиболее известными и сильными артелями считались Павловская и Сине-Тулицкая (Руднецкий район Т-ского уезда). Павловская кустарно-промысловая артель образовалась раньше, на ее опыте сформировалась Сине-Тулицкая, организатор которой Ферюлин в 1911 году приезжал к Штанге, руководителю Павловской артели, советовался с ним по проблеме кредитов. 

К началу XX века замочные формы уже не столь раз­нообразны, как раньше, самыми ходовыми типами на­весных замков становят, шведский, репчатый, коробча­тый. Плоские замки — репча­тый и коробчатый  — стали разделяться на склепанный и паяный. Торговые прейскуран­ты того периода помимо пав­ловских и тульских замков предлагали большой ассорти­мент замков американских и немецких. 

Столь распространенная в XVII — первой четверти XIX ве­ка художественная орнамента­ция замков, выполненная в тех­никах гравировки, насечки, ггрс-сечки, чеканки, в конце XIX век; практически исчезла, ее замени­ли различные гальванические п>> крытия: цинкование, никелиро­вание, азотирование и другие. 

Неизменным  же  —  как раньше, так и сегодня — остает­ся лишь назначение замка -быть «немым сторожем» собст­венности человека.

 
Ольга МЕЛЬНИКОВА 
Фото Игоря НАРИЖНОГО

Комментарии ()

Рекомендуемые статьи: