МУЗЕЙ ЗАМКОВ И КЛЮЧЕЙ В ПЕТЕРБУРГЕ

2.jpg 1.jpg 3.jpg 3e9d42fab617005f973179fd891d1ef6254138221.jpg 4.jpg 5.jpg 6.jpg 7.jpg 8.jpg 9.jpg 10.jpg 11.jpg 12.jpg 13.jpg 14.jpg 15.jpg 16.jpg 17.jpg 18.jpg 20.jpg 19.jpg 21.jpg 080b7731d9a389f1def3ef517b60ffe51663897679.jpg 203336cd77beb93389e30bb09d23c22a483613107.jpg c9ce15aae5c74c95cfb32fef7b55bc14612500135.jpg P1010065.JPG P1010066.JPG P1010071.JPG p1010074.jpg p1010075.jpg p1010078.jpg p1010080.jpg p1010084.jpg p1010086.jpg p1010087.jpg P1010088.JPG p1010093.jpg P1010094.JPG P1010099.JPG S8007708.JPG S8007709.JPG S8007714.JPG S8007715.JPG S8007725.JPG S8007726.JPG S8007729.JPG S8007731.JPG Складной ключ.jpg


Музей замков и ключей в Петербурге фото

 

Необыкновенно интересный музей существует в Санкт-Петербурге. Частный мини-музей замков и ключей. В коллекции музея собраны уникальные экспонаты - около сотни замков и ключей XIX – начала XX веков. Такой музей в России единственный. Сложно поверить в то, что все старинные ключи и замки находятся в рабочем состоянии, об этом заботится владелец и хранитель музея – петербуржец Владимир Кутыловский. О ключах и замках он знает практически все.
Владимир Алексеевич – профессиональный взломщик сейфов. Работает он без помощников, “на дело” выезжает с набором специальных инструментов. Иногда замки сразу сдаются, под профессиональным натиском, а бывает, приходится возиться с мудреным запором ночь напролет. К криминалу Владимир Кутыловский никакого отношения не имеет! Его заказчики – только крупные банки да серьезные фирмы. Приглашают Владимира Алексеевича на подмогу, если сломался сейф, утеряны ключи от хранилища или по каким-либо еще причинам невозможен доступ к ценным предметам. Все потому, что в бронированных дверях замки слишком дорогие – их жалко ломать. Владимир Кутыловский знает методы взлома замков с минимальными потерями для изделия.
DSC04668.jpg

– Бывают, конечно, и забавные случаи, – вспоминает Владимир. – Например, просят разобраться, почему ключ в замок сейфа вставляется, но поворачиваться не желает. А ключ внутри полый. Такая проблема решается за полминуты. Дело в том, что за десятки лет в ствол ключа забиваются табачные крошки, семечки, фантики. Ключ вставляется в скважину, но не поворачивается, потому что не доходит до конца. Cверлышком достаются эти “дары природы”, и ключ открывает замок.
Коллекционер Владимир Алексеевич работал и в советские времена по заказам госпредприятий. А потом настали “лихие” девяностые, многие сейфы стали невостребованными. Их новые владельцы – “малиновые пиджаки” – отдавали уникальные сейфы, с замками ручной работы, в металлолом. Но, к счастью, много интересных экземпляров Владимиру удалось найти и сохранить.
– Петербург до революции был экономической столицей России. Поэтому здесь можно найти уникальнейшие вещи. В Москве таких не встретишь. Причем до сих пор в некоторых питерских фирмах стоят немецкие и английские замки со столетней историей, пережившие революцию, блокаду. Что важно – они до сих пор исправно работают.
Вот один из интересных примеров - в коллекции Владимира Алексеевича есть дверной доводчик американского производства, существующий с 1911 года. Он стоял на дверях одного из питерских банков на Невском проспекте. Ему сто лет, но он до сих пор в рабочем состоянии. На нем остался след войны – глубокая царапина от осколка бомбы.
Особая гордость Владимира Кутыловского – коллекция шильдиков. Шильдик – это металлическая бирка с названием производителя замков и сейфов.
– Надо сказать, что охотников за старинными замками немало, – говорит Владимир. – Бывает, открываешь старый сейф, а шильдик уже спилен.
DSC04687.jpg

В коллекции Кутыловского, на некоторых металлических табличках со старых немецких замков грубо затерта надпись «Берлин». Сразу бросается в глаза, что делалось это целенаправленно, каким-то острым предметом. Все дело в том, что после войны хозяин такого немецкого замка или сейфа запросто мог угодить в тюрьму, только по причине владения таким немецким предметом.
– В любой бирочке – дух эпохи, – рассказывает Владимир. – Кстати, после революции в Ленинграде делали неплохие сейфы в колонии для несовершеннолетних. Юные преступники изготовляли сейфы, которые, может, раньше и вскрывали.
Владимир Алексеевич коллекционирует не только замки и сейфы, у него собрана большая коллекция замочно-сейфовых историй и терминов. Например, Владимир знает как минимум три варианта происхождения слова “медвежатник”.
– Раньше сейфы называли медведями, – рассказывает Владимир. – Даже на шильдике некоторых сейфов нарисован медведь. Соответственно, тех, кто их вскрывал, называли медвежатниками. Вариант второй: у взломщиков был инструмент – медведка. С его помощью разрушался один из важнейших элементов замка – так, что одним движением руки можно было открыть замок. И третий вариант: набор взломщика (с отвертками, коловоротами) весил около 70 кг. Чтобы его поднять, человек должен был обладать недюжинной физической – медвежьей – силой.
DSC04678.jpg

В музее у Владимира Алексеевича хранится один из таких наборов медвежатника с внушительных размеров инструментом. С этим комплектом связана настоящая питерская криминальная история.
В Петрограде в 1924–1925 годах орудовал бандит Черных со своими подельниками. Позже их окрестили “бандой килечников”. Они вскрывали банковские сейфы – вспарывали их, будто консервные банки. Причем рвали сталь толщиной до 10 мм. Промышляла банда ровно год. Когда взломщиков повязали, обнаружили у них вот этот набор. В него входили прошивка – большой гвоздь, нож-открывашка больших размеров и набор удлинителей. Прошивку вбивали в дверь, потом вставляли в дыру консервный нож с полутораметровым рычагом и всей этой конструкцией вспарывали любой сейф. Кстати, в те времена подобными ножами пользовались в порту, вскрывая бочки с кильками. Так что все гениальное – просто!
Все замки в музее Владимира – механические. Но сам он признает, что они со временем уйдут в прошлое – ведь будущее за электроникой. – Хотя я лично остаюсь верен механике. Пока по надежности механический замок лучше. Ну а в замке, изготовленном сто лет назад, помимо прочего чувствуются почти физически душа и энергетика мастера, который его сделал. И работать с таким замком – одно удовольствие.
Обязательно посетите музей замков в Петербурге. Вы получите огромное удовольствие от экспонатов и удивительных историй!


В Петербурге создан музей умных замков

29.04.2008

В Петербурге существует частный мини-музей замков и ключей. В коллекции – около сотни экспонатов родом из XIX – начала XX веков. Что важно: все старинные ключи и замки – в рабочем состоянии. Такой музей в России единственный.

Владелец и хранитель музея – петербуржец Владимир Кутыловский. О ключах и замках он знает практически все. Работа у него такая. Владимир Алексеевич – профессиональный взломщик сейфов. Работать он предпочитает в одиночестве. Выезжая “на дело”, берет с собой набор инструментов. Иногда получается открыть сейфовый замок за считанные минуты, но порой приходится возиться с мудреным запором и ночь напролет. Но к криминалу Владимир Кутыловский отношения не имеет. Его заказчики – сплошь крупные банки да серьезные фирмы. Его приглашают, если потерялся единственный ключ от хранилища или дверь сейфа по какой-то причине не открывается. Замки в таких бронированных дверях слишком дорогие – ломать не хочется. Поэтому на помощь приходит Владимир Кутыловский. Он знает методы взлома замков с минимальными потерями для изделия.
– Бывают, конечно, и забавные случаи, – вспоминает Владимир. – Например, просят разобраться, почему ключ в замок сейфа вставляется, но поворачиваться не желает. А ключ внутри полый. Такая проблема решается за полминуты. Дело в том, что за десятки лет в ствол ключа забиваются табачные крошки, семечки, фантики. Ключ вставляется в скважину, но не поворачивается, потому что не доходит до конца. Cверлышком достаются эти “дары природы”, и ключ открывает замок.

Коллекционер Владимир Алексеевич работал и в советские времена – обслуживал госпредприятия. А когда наступили “лихие” девяностые, многие сейфы оказались никому не нужными. Их новые владельцы – “малиновые пиджаки” – просто сдавали уникальные сейфы с замками ручной работы в металлолом. Но многое все же Владимиру удалось найти и сохранить.
– Петербург до революции был экономической столицей России. Поэтому здесь можно найти уникальнейшие вещи. В Москве таких не встретишь. Причем до сих пор в некоторых питерских фирмах стоят немецкие и английские замки со столетней историей, пережившие революцию, блокаду. Что важно – они до сих пор исправно работают.
В коллекции Владимира есть, например, дверной доводчик американского производства. Он стоял на дверях одного из питерских банков на Невском проспекте. Ему почти сто лет – родом он из далекого 1911 года. И до сих пор в рабочем состоянии. На нем остался след войны – глубокая царапина от осколка бомбы.

Шильдики. Особая гордость Владимира Кутыловского – коллекция шильдиков, металлических бирок с названием производителя замков и сейфов.
– Надо сказать, что охотников за старинными замками немало, – говорит Владимир. – Бывает, открываешь старый сейф, а шильдик уже спилен.
Бросается в глаза, что в коллекции Кутыловского на некоторых металлических табличках со старых немецких замков слово “Берлин” грубо затерто каким-то острым предметом.
Дело в том, что после войны владелец немецкого замка или сейфа запросто мог угодить в тюрьму.
– В любой бирочке – дух эпохи, – рассказывает Владимир. – Кстати, после революции в Ленинграде делали неплохие сейфы в колонии для несовершеннолетних. Юные преступники изготовляли сейфы, которые, может, раньше и вскрывали.

Терминология. Владимир коллекционирует не только замки и сейфы, у него собрана большая коллекция замочно-сейфовых историй и терминов. Так, Владимир знает как минимум три варианта происхождения слова “медвежатник”.
– Раньше сейфы называли медведями, – рассказывает Владимир. – Даже на шильдике некоторых сейфов нарисован медведь. Соответственно, тех, кто их вскрывал, называли медвежатниками. Вариант второй: у взломщиков был инструмент – медведка. С его помощью разрушался один из важнейших элементов замка – так, что одним движением руки можно было открыть замок. И третий вариант: набор взломщика (с отвертками, коловоротами) весил около 70 кг. Чтобы его поднять, человек должен был обладать недюжинной физической – медвежьей – силой.
В музее хранится один из таких рабочих наборов медвежатника с внушительных размеров инструментом. С ним связана реальная питерская криминальная история.

В Петрограде в 1924–1925 годах орудовал бандит Черных со своими подельниками. Позже их окрестили “бандой килечников”. Они вскрывали банковские сейфы – вспарывали их, будто консервные банки. Причем рвали сталь толщиной до 10 мм. Промышляла банда ровно год. Когда взломщиков повязали, обнаружили у них вот этот набор. В него входили прошивка – большой гвоздь, нож-открывашка больших размеров и набор удлинителей. Прошивку вбивали в дверь, потом вставляли в дыру консервный нож с полутораметровым рычагом и всей этой конструкцией вспарывали любой сейф. Кстати, в те времена подобными ножами пользовались в порту, вскрывая бочки с кильками. Так что все гениальное – просто!

Безопасность. В коллекции Владимира все замки – механические. Но сам он признает, что постепенно они уходят в прошлое – будущее за электроникой.
– Хотя я лично остаюсь верен механике. Пока по надежности механический замок лучше. Ну а в замке, изготовленном сто лет назад, помимо прочего чувствуются почти физически душа и энергетика мастера, который его сделал. И работать с таким замком – одно удовольствие.

Майя Колесникова


Подробнее: http://www.zamkidveri.com/forum/32/thread30560-3.html 

 

Комментарии ()

Рекомендуемые статьи:

Поиск

Каталог